Search
Generic filters
Filter by Товар Автор
Аделия Амраева
Алека Вольских
Александр Никонов
Александр Осипов
Александр Преображенский
Александр Рыжов
Александр Хорт
Александр Юдин
Александра Птухина
Алексей Бутусов
Алёна Кашура
Алина Арбузова
Анастасия Сукгоева
Анастасия Феоктистова
Анатолий Валевский
Андрей Саломатов
Андрей Фролов
Анна Вербовская
Анна Игнатова
Анна Кокшарова
Анна Кондакова
Анна Музыкантова
Ася Плошкина
Беатрис Поттер
Борис Батыршин
Валентин Постников
Валентина Дёгтева
Валерий Воскобойников
Виктория Ледерман
Владимир Благов
Владимир Сотников
Геннадий Киселев
Дж. Ч. Харрис
Диана Ибрагимова
Дмитрий Луговой
Дмитрий Соболевский
Евгения Перлова
Евгения Русинова
Евгения Ярцева
Екатерина Бордон
Екатерина Каликинская
Екатерина Каретникова
Екатерина Неволина
Екатерина Шелеметьева
Елена Албул
Елена Амбросова
Елена Арифуллина
Елена Бодрова
Елена Владимирова
Елена Габова
Елена Малая
Елена Степанова
Елена Шолохова
Ирина Гурина
Ирина Павлова
Ирина Ширяева
Карен Арутюнянц
Катерина Фрок
Константин Шабалдин
Ксения Беленкова
Ксения Горбунова
Лада Кутузова
Лана Мациевская
Лариса Прибрежная
Леон Костевич
Леонид Сергеев
Любовь Романова
Людмила Клемят
Людмила Уланова
Майя Бессонова
Майя Костюк
Майя Лазаренская
Марина Дробкова
Марина Дружинина
Марина Пантелеева
Марина Ясинская
Мария Агапова
Мария Сакрытина
Мария Тович
Мария Ушенина
Михаил Зайцев, Сергей Белорусец
Михаил Стародуб
Надея Ясминска
Наталья Барткова
Наталья Вишнякова
Наталья Куртова
Наталья Навроцкая
Николай Желунов
Николай Красильников
Николай Фёдоров
Николай Храпов
Олег Раин
Олег Тихомиров, Владимир Михановский
Ольга Артамонова
Ольга Вербицкая
Ольга Голотвина
Ольга Замятина
Ольга Малышкина
Павел Верещагин
Павел Кузьменко
Павел Линицкий
Пальмира Керлис
Ренат Янышев
Римма Кошурникова
Рита Навьер
Роман Янкин
Светлана Белл
Сергей Георгиев
Тамара Крюкова
Татьяна Золотарёва
Татьяна Моркина
Татьяна Рик
Татьяна Русакова
Татьяна Свичкарь
Татьяна Семёнова
Татьяна Томах
Татьяна Шипошина
Эльвира Смелик
Эн Поли
Юлия Ива
Юлия Иванова
Юлия Кузнецова
Юлия Лавряшина
Юрий Ситников

Елена Албул

image
Дорогие читатели, приглашаем вас поближе познакомиться с невероятно и разнообразно талантливой Еленой Албул. Мы очень рады, что в АКВИЛЕГИИ вышло уже две книги Елены: «Привидение картофельного дворца» и «Нос Варвары Сидоровой». - Елена, судя по Вашим постам и рассказам, все сюжеты Вам подкидывает жизнь. А как это происходит технически? Вы сразу придумываете историю, как только встречаетесь с чем-то любопытным? Или у вас есть заветная записная книжка, в которую вы записываете все интересное, чтобы вернуться к этому, когда будет свободное время? - Я бы сказала, что жизнь подкидывает не столько сюжеты, сколько гвоздики, на которые можно вешать картину (спасибо Александру Дюма за этот изумительно точный образ), и в законченном тексте гвоздика уже не увидать. Но он был, и я почти всегда могу сказать, что стало отправной точкой моего сочинительского маршрута. А вот куда этот маршрут заведёт, видно из этой точки не всегда. Бывают сюрпризы. Записная книжка есть, всегда со мной, всякое любопытное и интересное записываю, только читать забываю… Бывает, перелистаешь – ну настоящий калейдоскоп! Такое из головы не выдумаешь, а ведь все это жизнь как она есть. Наверное, из подобных кусочков можно было бы собрать книжку в стиле «Ни дня без строчки», но я этот жанр не люблю. Однако наблюдательность записная книжка отлично развивает. - А вообще у писателя свободное время бывает? Дети на встречах любят интересоваться у авторов: Сколько часов в день у вас уходит на книгу? Вот и я спрошу: сколько? И для Вас это регулярный труд по расписанию или хаотично по вдохновению? - Во вдохновение я не верю. То, что можно было бы назвать вдохновением, у меня бывает в течение пяти минут после встречи с тем самым «гвоздиком»: высвечивается направление, в котором можно думать. А дальше мысль устраивается в голове и живёт там самостоятельно – чем-то питается, обрастает подробностями… Если выражать в часах, то это 24 часа в сутки. Мне, как хозяйке головы, это очень мешает. Но в какой-то момент – хлоп! – и становится ясно, что всё, мысль уже выросла, и надо её записывать. Вот я и стараюсь сделать это побыстрее, пока не постучал в дверь главный враг прозаика – лень… - О том, как пришла идея написать про нос Варвары Сидоровой, мы уже знаем. Как думаете, эта книга способна помочь подросткам справляться с мировым злом? - Не знаю. Вот честно – не знаю. Но то, что я для себя смогла сформулировать, что же такое Мировое Зло – это точно. И если книжка поможет кому-то, независимо от возраста, его увидеть, я буду очень рада. Но буду рада не меньше, если она просто развлечёт читателей – мне было очень весело её писать. - Какие отношения со своим отражением были у Вас самой в подростковом возрасте? - Качельные – то туда, то сюда. Конечно, чужие носы мне нравились больше. Но однажды, когда я остро завидовала одному носу и думала – вот мне бы такой, пришла мысль: а вдруг этот нос идёт в комплекте с чем-то не таким симпатичным? Со скверным характером, например? Или с косноязычием? Боже упаси, если с отсутствием чувства юмора! Вот так пожелаешь опрометчиво нос – а получишь полный набор проблем. Так что лучше уж быть собой, начиная от носа и кончая всем остальным. - Как думаете, взрослые, прочитав эту историю, будут внимательнее относиться к своим словам? Или это неисправимо? - Взрослые – они все разные, как, впрочем, и дети. Бывают такие превращения совершенно неисправимых, что я ничему не удивлюсь. - Токсичные слова... они же были и в нашем детстве. Но тогда они были нормой и никто не знал, что они токсичные. Как считаете, когда было легче жить: тогда или сейчас (уже зная про личные границы и опасность со стороны токсиков)? - Сами по себе слова не могут быть вредными, злыми или опасными – их делает такими контекст, но в первую очередь, наше восприятие. Оберегая детей от всего подряд, окружая их психологами, спасая их от любых школьных конфликтов, мы делаем их слабыми, нервными, а в будущем – несчастными. Из них вырастают взрослые, которые будут обсуждать с психологами каждый чих своих супругов, не смогут ужиться ни в одном коллективе и т.д., и т.п. А всё потому, что когда-то их приучили видеть в каждой мухе слона, а каждую обидную кличку считать «травлей». Я говорю об этом с полным знанием дела, потому что в школе меня как только не обзывали! Но мне и в голову не приходило обсуждать это с родителями, да и родители, думаю, были бы сильно удивлены, если бы я им стала жаловаться. Нам приходилось справляться с проблемами самостоятельно, и мы справлялись – каждый находил свой путь. Если же всерьёз относиться к «токсичности» слов, лучше жить с затычками в ушах – тогда уж тебя точно никто не заденет и не запрограммирует. - А вот уже во второй вашей книге мирно уживаются и повесть, и рассказы. А что Вам нравится писать больше и почему? - Рассказы читать я с детства люблю. Только не такие рассказы, где нет истории, а есть закамуфлированный разговор автора с самим собой, и читателю достаются сплошные недомолвки и непонятности. И не такие рассказы, которые только начнёшь читать – а всё уже и кончилось. И не такие, где автор читателю – неважно, маленькому или большому – всё подробно разъясняет, как будто считает его глуповатым, не способным понять из контекста, что к чему. И не такие, где сплошь описания, описания, описания… Поэтому, как вы понимаете, пришлось писать рассказы самой – такие, чтобы мне интересно было их читать. Я пишу рассказы и для детей, и для взрослых, и меня особенно радует, что написанное для детей взрослые читают с неменьшим удовольствием. К повестям я пришла позже, и это оказалось тоже интересно – написать то, что мне самой понравится. Для этого жанра, говорят критики, нужно обладать длинным дыханием. Ну что ж – я тренирую лёгкие. Впереди роман. Что же касается самой книги, то в восьмитомнике Конан Дойля, зачитанном мною в детстве до дыр, почти в каждом томе идёт сначала повесть, а потом несколько рассказов. Мне такое сочетание сразу понравилось – вот тебе история на три дня, а вот на полчаса, если времени нет. Так что и мои читатели тоже получают под одной обложкой истории на выбор. - И аналогичный вопрос, но уже про стихи и прозу. - Быть одновременно и поэтом, и прозаиком – трудно. Очень трудно. Стихи не любят конкуренции. Поэтому сейчас я почти не пишу стихов. Радует только то, что я уже написала их достаточно, чтобы разрешить себе прозаическую паузу. Надеюсь, они не обидятся, подождут… - Свои стихи вы вместе с мужем превращаете в песни, которые становятся прям такими мини-спектаклями. А нет идеи как-то озвучить и прозу? - Идея такая была, и мы даже записали видео: я читаю повесть «Привидение Картофельного дворца» в самом Картофельном дворце в окружении дачной разновозрастной публики. Повесть немаленькая, читать пришлось с перерывами. Но совершенно мистическим образом эта запись пропала. Видимо, Привидение решило: пусть сначала появится книжка. Теперь книжка издана – можно попробовать ещё раз. - А поделитесь с читателями своими секретами: как Вы все успеваете? - Обязательно поделюсь, как только научусь успевать хотя бы половину…

Остались вопросы?

Заполните форму обратной связи, для консультации с нашим ведущим специалистом или позвоните сами по номеру +7 (495) 617 3960



scroll-icon